Пятница, 03.04.2020, 23:20
Привлечение агента Кредитка Gold Привлечение агента Карта
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Художественная [242]
Кулинарная [4]
Юридическая [19]
Дом, Семья [0]
Детская [13]
Религия [4]
Програмирование [2]
Цветы, растение [2]
Эротика [3]
Авто Мото [6]

Поиск

Друзья сайта
  • Кредитная карта на все случаи жизни
  • Бесплатный каталог сайтов
  • Все о Розах
  • Ключ к сверхсознанию
  • Зарабатывай до 10 000 в месяц

  • Статистика
    Яндекс цитирования
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0



    Главная » Статьи » Детская

    Матиас Шандор
    ПОЧТОВЫЙ ГОЛУБЬ

       Триест, столица Иллирии, распадается на два  совсем  непохожих  города:
    богатый новый город -  Терезиенштадт,  с  прямыми,  широкими  улицами,  на
    берегу залива, где с давних  пор  обосновался  человек,  и  бедный  старый
    город, построенный кое-как, зажатый между широкой улицей Корсо, отделяющей
    его от нового города, и склонами невысокой  горы  Карст,  вершину  которой
    украшает старинная крепость.
       Триестский порт защищен молом Сан-Карло, возле которого стоят на  якоре
    преимущественно торговые суда. Здесь околачивается  множество  бродяг,  не
    имеющих ни кола ни двора, одетых в  драные  штаны,  жилеты  и  куртки,  не
    нуждающиеся ни в каких карманах, ибо у их владельцев никогда  не  было  и,
    вероятно,  никогда  не  будет,  чем  их  наполнить;  порой  эти  оборванцы
    собираются в довольно многочисленные шайки,  наводящие  страх  на  местных
    жителей.
       В этот день, 18 мая  1867  года,  среди  множества  бродяг  можно  было
    заметить двух человек, одетых немного лучше других. Однако их тоже вряд ли
    когда-либо обременяло излишнее  количество  флоринов  или  крейцеров,  для
    этого им должно было бы улыбнуться счастье. И, право, эти двое готовы были
    на все, лишь бы заставить его улыбнуться!
       Один из них, по имени Саркани, говорил,  что  родился  в  Триполитании.
    Другой - Зироне - был выходцем из Сицилии. Спутники раз десять прошлись по
    молу туда и обратно и, наконец,  остановились  на  самом  его  конце.  Они
    пристально смотрели на запад в морскую даль,  как  будто  ждали,  что  там
    появится судно, везущее им богатство!
       - Который час? - опросил  Зироне  по-итальянски;  его  спутник  так  же
    свободно владел этим языком, как и другими наречиями, распространенными на
    берегах Средиземного моря.
       Саркани не ответил.
       - Ах я дурак! - воскликнул сицилиец. - Ведь теперь  как  раз  тот  час,
    когда человеку хочется есть, особенно если он забыл позавтракать!
       В  этой  части  Австро-Венгерского   государства   люди   австрийского,
    итальянского и славянского происхождения так перемешались, что дружба двух
    иностранцев, которые были несомненно чужаками  в  этом  городе,  не  могла
    никому показаться странной. К тому же, если их карманы и были пусты, никто
    не мог об этом догадаться, так  важно  они  расхаживали  в  своих  длинных
    коричневых плащах.
       Младший из них, Саркани, был стройный молодой человек среднего роста, с
    изящными манерами, лет двадцати пяти. Его звали Саркани  -  и  все.  Иного
    имени он не имел. Вероятно, он даже не был крещен, так  как,  по-видимому,
    родился в Африке - в Триполи или Тунисе; но хотя у  него  и  была  смуглая
    кожа,  правильные  черты  лица  скорее  указывали  на  арабское,  чем   на
    негритянское происхождение.
       Вряд ли когда-либо встречалась на  свете  более  обманчивая  внешность!
    Только очень проницательный наблюдатель мог бы разгадать,  какое  глубокое
    коварство таится в этом красивом лице с большими черными  глазами,  тонким
    носом и хорошо очерченным ртом, опушенным темными усиками. Пожалуй,  никто
    бы не разглядел в этих бесстрастных чертах тайной ненависти  и  презрения,
    свидетельствующих  о  постоянных  злоумышлениях  против   общества.   Хотя
    физиономисты утверждают (и в большинстве случаев справедливо), что  всякий
    обманщик, несмотря на всю свою  ловкость,  когда-нибудь  да  выдаст  себя,
    Саркани был несомненно исключением из этого правила. Глядя на него,  никто
    не заподозрил бы, ни кто он такой, ни кем он был  раньше.  Он  не  вызывал
    того невольного отвращения, какое возбуждают в нас мошенники и  воры.  Тем
    он был опаснее.
       Как прошли детские годы Саркани? Этого никто не знал. Вероятно, он  был
    совсем заброшенным ребенком. Кто и как его воспитывал? В какой дыре ютился
    он первые годы своей жизни в Триполитании? Чьи заботы оградили мальчика от
    многочисленных опасностей, подстерегавших его  в  этой  дикой  стране?  По
    правде сказать, на эти вопросы никто не мог бы ответить, вероятно, даже он
    сам, - родился он по воле случая, рос по воле случая и был обречен жить по
    воле случая! Однако за время своей юности он  кое-чему  научился,  вернее,
    приобрел практические навыки, так как ему с ранних лет  пришлось  колесить
    по свету, встречаться со всевозможными людьми, пускаться на всякие уловки,
    чтобы не умереть с голоду. И вот, по прихоти судьбы,  несколько  лет  тому
    назад он вошел в сношения с одним из самых богатых домов Триеста - с домом
    банкира  Силаев  Торонталя,  имя  которого  неразрывно  связано  с   нашим
    рассказом.
       Спутник Саркани - итальянец Зироне - был  из  тех  людей  без  стыда  и
    совести, которые всегда готовы участвовать  в  грязном  деле  или  оказать
    любую услугу тому, кто хорошо заплатит, и тут же перейти на сторону  того,
    кто заплатит еще лучше. Этому выходцу из Сицилии было  лет  тридцать;  ему
    ничего не стоило  подстрекнуть  человека  на  злое  дело  или  послушаться
    дурного совета и с охотой привести его в исполнение. Где он родился?  Быть
    может, он бы и ответил, если бы только знал  сам.  Во  всяком  случае,  он
    неохотно сообщал, где живет, даже когда у него и было жилье.  Скитаясь  по
    Сицилии, он случайно встретился с Саркани. С тех пор они вместе бродили по
    свету, стараясь правдами  или  неправдами  набить  себе  карманы.  Зироне,
    рослый, бородатый детина, с очень смуглым  лицом  и  черными,  как  смоль,
    волосами, был человеком себе на  уме;  его  врожденную  хитрость  выдавали
    всегда  прищуренные  глаза  и  манера  лукаво  покачивать  головой,   Свое
    коварство он пытался спрятать  под  напускной  болтливостью.  Впрочем,  он
    обладал скорее веселым нравом и был настолько же развязен,  насколько  его
    молодой спутник сдержан и молчалив.
       На этот раз Зироне болтал меньше,  чем  всегда.  Видно,  его  тревожила
    мысль об обеде. Накануне, когда Саркани сел за карты  в  каком-то  грязном
    притоне, удача окончательно отвернулась от них, и они оказались совсем  на
    мели. Теперь оба не знали, за что взяться. Они могли надеяться  только  на
    счастливый случай, а  так  как  этот  покровитель  босяков  не  спешил  им
    навстречу на молу Сан-Карло, то они решили сами  поискать  его  на  улицах
    нового города.
       Там, на проспектах и площадях, на набережных и  бульварах,  в  порту  и
    прилегающих к нему кварталах, на берегах  большого  канала,  пересекающего
    Триест, толпятся, снуют туда-сюда, спешат, суетятся, бегут, по своим делам
    обитатели   этого   города,   насчитывающего   семьдесят   тысяч   жителей
    итальянского  происхождения,  и  их  венецианский  говор   смешивается   с
    многоязычным говором моряков, купцов, чиновников и разных должностных лиц,
    которые вносят в этот разноголосый концерт звуки  немецкого,  английского,
    французского и славянских языков.
       Но как ни богат новый город, не следует думать,  что  все  встречные  и
    поперечные на его улицах непременно люди состоятельные.  Нет!  Даже  самые
    зажиточные из его жителей не могут  тягаться  с  английскими,  армянскими,
    греческими и еврейскими купцами, занимающими  самое  высокое  положение  в
    Триесте  и  чьи  роскошные  дома   ничуть   не   уступают   лучшим   домам
    австро-венгерской столицы. Но, помимо них, сколько несчастных  бедняков  с
    утра до вечера бродят по богатым торговым улицам, мимо  запертых,  подобно
    несгораемым шкафам, высоких зданий, где  заключают  всевозможные  торговые
    сделки многие дельцы, съехавшиеся в этот порт, так удачно расположенный  в
    самом  сердце  Адриатики!  Сколько   оборванцев,   которым   не   пришлось
    позавтракать и вряд ли удастся пообедать, толпятся вокруг причалов, где  с
    судов, принадлежащих самой могущественной  в  Европе  мореходной  компании
    "Австрийский Ллойд", выгружают несметные богатства,  привезенные  со  всех
    концов света! Сколько жалких бродяг,  каких  мы  видим  сотни  в  Лондоне,
    Ливерпуле, Марселе,  Гавре,  Антверпене,  Ливорно,  сталкиваются  здесь  с
    богатыми судовладельцами, бродя возле складов,  куда  им  вход  воспрещен,
    возле Биржи, двери которой для них всегда заперты, у входа  в  Тергестеум,
    где "Ллойд" разместил свои конторы и приемные и где он ведет свои  дела  в
    полном согласии с Торговой палатой.
       Известно, что во всех больших портовых городах Старого и  Нового  Света
    можно видеть совсем особую толпу обездоленных, встречающихся только в этих
    крупных центрах. Откуда они взялись, никто не знает. Что  они  пережили  -
    никому нет дела. Что с ними будет -  они  и  сами  не  ведают.  Среди  них
    довольно много людей опустившихся и немало иностранцев. Железные дороги  и
    торговые суда выбросили их словно тюки с  негодным  товаром,  и  они  всем
    мешают, нарушая нормальную жизнь города, откуда полиция  тщетно  старается
    их изгнать.
       Итак, Саркани и Зироне, последний раз окинув взглядом бухту с маяком на
    мысу св.Терезы, покинули мол и, пройдя между зданием "Театро Коммунален  и
    сквером, вышли на Пьяцца Гранде;  с  четверть  часа  они  прогуливались  у
    подножия памятника Карлу VI возле фонтана, сложенного из  камня,  добытого
    на ближней горе Карст.
       Затем они свернули  налево.  Зироне  так  внимательно  приглядывался  к
    прохожим, как будто  испытывал  непреодолимое  желание  их  обобрать.  Они
    подошли к громадному квадратному зданию Тергестеума как раз в час закрытия
    Биржи.
       - Сейчас на бирже пусто, как у нас в  кармане!  -  воскликнул,  смеясь,
    Зироне, хотя ему было вовсе не до смеха.
       Но равнодушный Саркани, казалось, даже не слышал плоской остроты своего
    спутника, который поеживался и зевал от голода.
       Они пересекли треугольную площадь,  на  которой  возвышалась  бронзовая
    статуя императора Леопольда I. Зироне свистнул, словно уличный  мальчишка,
    и перед ним взлетела  стая  сизых  голубей,  которые  обычно  воркуют  под
    портиком  старой  биржи,  подобно  серым  голубям,  живущим  под  аркадами
    Прокураций на площади св.Марка в Венеции. Здесь  начиналась  улица  Корсо,
    отделяющая старый Триест от нового.
       Они двинулись по этой широкой, но довольно неприглядной улице, с  бойко
    торгующими,  но  безвкусно  отделанными  магазинами,  скорей  напоминающей
    Риджент-стрит в Лондоне или Бродвей в Нью-Йорке, чем Итальянский бульвар в
    Париже. По ней сновало множество прохожих и то и  дело  проезжали  кареты,
    направляясь от  Пьяцца  Гранде  к  Пьяцца  делла  Ленья,  -  эти  названия
    указывают на несомненное итальянское происхождение города.
       Саркани шел с видом человека  равнодушного  ко  всяким  искушениям,  но
    Зироне, проходя мимо магазинов, бросал на них жадные взгляды, как человек,
    который стремится, но не имеет возможности туда войти. А сколько там  было
    вещей, в которых оба они так нуждались! Особенно соблазняли  их  лавки  со
    съестными припасами или пивные, где пиво всегда льется рекой, больше,  чем
    в любом другом городе Австро-Венгерского государства.
       - На Корсо есть  и  пить  хочется  еще  сильней!  -  заметил  Зироне  и
    прищелкнул пересохшим языком, словно трещоткой.
       В ответ Саркани только пожал плечами.
       Они свернули в первую улицу налево, вышли  к  каналу  возле  подъемного
    моста  Понто  Россо  и  направились  вдоль  набережной,  к  которой  могли
    приставать даже самые  крупные  морские  суда.  Тут  приятелей  больше  не
    соблазняли приманки, выставленные в витринах магазинов.  Дойдя  до  церкви
    Сант-Антонио, Саркани внезапно свернул направо. Его спутник последовал  за
    ним без всяких возражений. Они снова пересекли Корсо и углубились в старый
    город, узкие, непроезжие улички которого карабкаются по склонам  Карста  и
    расположены таким образом, чтобы их не продувал жестокий  ветер  "бора"  -
    ужасный ледяной северо-восточный ветер. В старом Триесте Саркани и Зироне,
    не имевшие ни гроша в кармане, чувствовали себя как  дома,  не  то  что  в
    роскошных кварталах нового города.
       Действительно, приехав в столицу Иллирии,  они  поселились  в  скромной
    гостинице, близ церкви Санта-Мария-Маджоре. Но так как хозяин, до сих  пор
    не получивший от них ни флорина, все настойчивей  требовал  оплаты  счета,
    который с каждым днем увеличивался, они обошли этот опасный риф, пересекли
    площадь и некоторое время прогуливались вокруг Арко ди Рикардо.
       Однако они пришли сюда совсем не для осмотра  этого  памятника  римской
    архитектуры. А так как счастливый случай все не подвертывался им и на этих
    безлюдных улицах, они отправились искать его на крутых тропинках,  ведущих
    к старому собору, стоявшему на террасе почти у самой вершины Карста.
       - И дернула же тебя нелегкая карабкаться наверх! - пробормотал  Зироне,
    подбирая полы своего плаща.
       Но он не покинул своего молодого товарища, и снизу можно  было  видеть,
    как они взбирались друг за другом на склоны Карста по  лестницам,  которые
    называются здесь улицами. Десять минут спустя они  добрались  до  террасы,
    еще более голодные и усталые, чем раньше.
       С этой  высокой  точки  перед  приятелями  открылся  великолепный  вид:
    Триестский залив, уходящий  в  безбрежное  море;  оживленная  гавань,  где
    сновали рыбачьи лодки и медленно двигались громадные пароходы  и  торговые
    суда; большой город, раскинувшийся у их ног,  со  всеми  его  пригородами,
    маленькими домиками, громоздившимися  по  склонам,  и  красивыми  виллами,
    разбросанными на холмах. Однако это

    Источник: http://bookvip.at.ua/knigi1/matiaschandor.rar
    Категория: Детская | Добавил: bookvip (26.11.2009)
    Просмотров: 696 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2020
    Создать бесплатный сайт с uCoz